Wandering Elf (furrr) wrote,
Wandering Elf
furrr

Обстоятельное

Давно я не писала обстоятельного и, надо сказать, отсутствие экзерсисов в бытописательстве заставляет меня саму иногда задумываться, а происходит ли в моей жизни вообще что-либо, достойное того, чтобы об этом вспомнить в далеком или не очень будущем, перечитывая записки о былом и думах, если таковые случатся. Но я-то знаю, что происходит.
Если окинуть взглядом события примерно последних месяцев двух, то основные из них можно суммировать так.

Вижу без очков с середины сентября. Как это – пользоваться очками – уже и не помню. Надеюсь, это теперь если не навсегда, то надолго.

Купила нам с Зойкой квартиру побольше, продав наше текущее гнездо, которое любимое, но нам стало тесновато. Я пока не понимаю, чего боюсь больше – грядущего переезда и упаковки вещей ли или ремонта. Я справлюсь. К тому же, кроме пугающей составляющей ремонт кажется мероприятием увлекательным.

У меня случился отпуск. Накануне отъезда в него приключилась чудовищно неприятная вещь – на репетиции перед концертом я обнаружила трещину на верхней деке моей скрипочки. Расстроилась я ужасно, потому что такое чинится со вскрытием инструмента, да и вообще приятного мало. Две недели спустя мне вернули скрипку – звук как из ведра, басы провисают, новая подставка глухая и некрасивая, все плохо. Да ещё струна лопнула, когда я начала настраиваться. Вчера скрипку мне снова вернули – опять недоделки. Но звук! Недоделки должны убрать на неделе, зато мы с моей старушкой снова вместе, и это ли не счастье.

Про отпуск. Я обнаглела и испросила двухлетнюю британскую визу. А британцы взяли и дали. И я тут же бросилась исполнять мечту последних лет пяти, а именно: побывала на Бичи Хед, на высоченной практически отвесной меловой скале, что на южной оконечности Великобритании. Я не помню, где и когда ещё вот так же бесконечно тому, что сидит внутри и отвечает за вот это ОГО-ГО и ЭГЕГЕЙ, случающееся от происходящего вокруг, удается свернуться, развернуться, и снова, и снова. Все вот эти причесанные ветром деревья, погода, мечущаяся от горизонтального дождя, проникающего в печень, до радуги спустя всего полчаса. И овечки, овечки, овечки.

В Лондоне я сходила в театр – давали Mojo. Шла я туда целенаправленно и, в основном, из-за актерского состава. Пьеса меня не особо зацепила в свое время. Зато там Руперт Гринт, Бен Уишоу. И Брендан Койл, который, впрочем, всегда играет сам себя. Спектакль понравился.

Жалею, что не было времени сходить и на Spamalot.

В Лондоне же Сережа З., однокашник, с которым не виделись с момента выпуска, как мы вспомнили, отвел в место, где подают лучшие fish & chips. В личном рейтинге та пара часов, что мы проболтали – среди лучших за последние годы.

Была в Мире M&M’s! Купила синих, морской волны, голубых и черных конфет.

Покатались на канатной дороге Emirates Airline, соединившей Северный Гринвич и Доки. Были там и днем, когда вокруг открывался обзор туда, сюда, вниз, повсюду, и вечером, когда уже стемнело, в небе плавно плыли подсвеченные красным кабинки, а внутри одной из них сидели мы. Попали в транспортный коллапс, когда по «серой» ветке не ходили поезда. Выбирались долго, чуть не переругались все, но выбрались. А серая ветка начала функционировать только к ночи.

Постояли вечером на улице рядом с переполненным пабом среди таких же пятничных выпивох, что и мы. Внутри места не было, зато снаружи мы отменно выпили элю (ребята напоили меня каким-то элем со вкусом шампуня, странно, что я не начала пускать пузыри) с барышней Женей, которая стала совсем местная, начала жить в столице британской родины, и которую наша троица путешественников была чертовски рада видеть. После Женька провела нас гулять до Ватерлоо, с которого нам нужно было уезжать домой. Вокруг было красиво, людно и местами очень предновогодне, потому что город уже начали украшать к Рождеству.

Еще гуляли по паркам, где белки вытирали об нас ноги, наблюдали, как ко Дню памяти погибших в военных действиях в полосу газонов вокруг церкви Св. Маргариты вбивали маленькие деревянные и пластмассовые кресты. На них – имена погибших в разные годы, начиная чуть ли не с первой мировой, британских подданных, и грядки безымянных крестов по количество погибших в разных военных действиях были тоже. И лента, широкая лента бесконечных крестов, воткнутых в землю, расчерченную на квадраты по названию подразделений. Очень это было… эмоционально, наверное.

Были в Оксфорде, снова гуляли, видела Эму Вотсон. Не считая Рэдклиффа, видела, считай, всю поттериановскую тройку "живьем".

В Оксфорде же купила свитер с зайчиком. Бес в ребро, да. И твидового воробья на ёлку!

Доехали до Шотландии, до Инвернесса, до Портри, все эти Скаи и прочие Гебриды, Лох Несс, водопады, между которыми виляет дорога, облака низкие такие, что брюхо им почесать можно, ох-ох, надо возвращаться и гулять. На Талискер мы попали неожиданно. Ну то есть через половину острова сквозь аквариумную погоду мы туда ехали целенаправленно, но знали о том, что завод закрыт, зато открыт магазин, а мне в него было нужно. Оказалось, что по заводу посетителей проводят с урезанной экскурсией (не сезон, но насовсем закрывать вискокурню для туристов они не стали). Рассказывали интересно, поили вкусно. Лучше только Ардбег и Лафройг.

И вообще в Карбосте, где Талискер, там было очень хорошо. Несмотря на погоду. В ближайшем постоялом дворе, куда мы зашли скоротать время перед отъездом обратно в Портри, подавали божественный овощной суп, а топили торфом – очень хотелось стащить кусок, чтобы нюхать долгими зимними вечерами.

Я помню, когда смотрела на картинки Портри в интернете, планируя маршрут, думалось: какая красота, какие домики волшебные все эти в гавани, розовые, желтые, голубые. И так забавно теперь иметь в багаже знаний тот факт, что в голубом домике дают рыбу с картошкой на вынос, например. А вокруг, чуть ниже, у моря уже, разложены кучками водоросли, а среди них – огромные чайки и, иногда, огромные ракушки.

В Портри жили с видом на гавань. Одним утром около шести часов я проснулась, заснуть не получалось, стояла у окна и смотрела, как выходят в море кораблики, видно было только смутный силуэт и огоньки. Первый, второй, десятый. Наверное, за рыбой. А с рассветом за окно пришли хохотать чайки.

Если там пойти в горы, то ветер дует с моря такой могучий, что, как я ни старалась, моей массы тела для того, чтобы упасть, не хватило. Ветер держал. Или взять вот вересковые кущи. Мы там на самой макушке повалялись немножко, тепло, солнце, ветер, внизу красоты, справа – красоты, слева – красоты. Сверху тоже. Там можно было валяться вечно. А если не вечно, то очень долго. Вообще там все такое красивое и нездешнее, что хотелось или умереть, или как-то иначе впечатать в себя все эти впечатления и ощущения, а себя – в них. Наверное, поэтому люди некоторые пишут «здесь был Вася», чтобы быть причастным.

В Инвернессе внезапно увидела почти Несси – перекатываясь через волны, вниз по течению реки сплавлялся морской котик. Вот так просто: идешь через реку завтракать, а в реке котиков показывают.

А потом мы пришли на завтрак в кафе, где давали 20-й Моцарта, вкусный омлет и кофе, а с потолка свешивалась кверху тормашками подвешенная переделанная в светильник литавра.

Мы гуляли там, в Инвернессе, много гуляли. К вечеру не было ног. Пошли на Каледонский канал в надежде попасть к морю. Нашли по дороге и зашли в Музей Титаника. Адская мешанина всего, мало-мальски относящегося к Титанику, включая кадры из фильма, с действующей моделью угольной топки корабельной, где роль угля исполняют крашеные теннисные мячи. Манекенами, уложенными в открытых для обозрения как бы каютах, с территорией, уставленной корабельными хламом и, почему-то, моделью R2D2. Северное море я потрогала, набрала в водорослях черепков. А еще последние четыре дня я теряла и находила шапку пять раз.

Хороший был отпуск, в каждой минуте которого можно написать «Здесь был Вася».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments