Wandering Elf (furrr) wrote,
Wandering Elf
furrr

Посмотрела первую серию «Голосов» Катерины Гордеевой о блокаде. Сколько нужно было мужества, чтобы собрать материал для такого фильма.

Я останавливала каждую минуту, плакать начала на четвертой, потому смотрела долго. Иногда слушала, потому что смотреть не могла.
Пронзительный и сильный, о воле и силе самых слабых. О голоде. Для меня это самое страшное чувство. Особенно если не у тебя, а у кого-то рядом. А ведь я его толком и не знала. Что там, 90-е. Это не то.

Как это страшно все, особенно глазами тех, кто тогда был дети. Это страшнее и мучительнее, чем читать уцелевшие разновозрастные дневники и письма тех лет. Из тех вещей, что знать и надо, и страшно.

Я не знаю, буду ли смотреть вторую часть. Меня пугает моя собственная реакция.

«Накрыло» осознанием того, что ведь, как это там, в фильме, в фотографических реконструкциях показывают, идешь по улице, а под тобой, вот на этом самом месте, семь десятков лет назад умирали от голода или гибли. И вот в этом доме справа, а тут вообще другой стоял, а потом не стало ни его, ни людей.
***
«Младшая сестра Вера, ей четыре годика, она все время хочет есть. Но не просит. Потому что понимает, что взять еды неоткуда. Она сидит и стрижет бумажки, говорит, что это карточки. И у нее все пальцы в мозолях. Когда мама отбирает у неё ножницы, она начинает рвать бумажки».
Юра, 12 лет. Умер от голода в январе 1942 года.

***
Грусть - и за невыживших, и за переживавших такое, толчется из головы моей в мои глаза изнутри не проливающимися слезами.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments